понедельник, 13 марта 2017 г.

Заметки про Пурим

Пурим в Танахе и сегодня

«Куплю-ка я себе вот эти желтые крылышки с усиками, пожалуй, и буду пчёлкой! На работе сказали, без костюма не появляться. Ну что ж – надо так надо». Сбоку на меня таращится череп, а в соседнем ряду ухмыляется какая-то баба яга. Ну и маски!

Есть такой праздник в Израиле, когда принято наряжаться. Ты можешь выбрать какой угодно образ – книжного, киношного, мультяшного героя или даже политика. В эти весенние дни по улицам ходят ряженые дети и взрослые, никто тому не удивляется, это даже считается хорошим тоном.

Как почти все еврейские праздники (кроме Хануки), Пурим тоже связан с Танахом. В книге Есфирь подробно описано, что произошло с еврейским народом во времена Мидо-персидской империи: как ему угрожала опасность уничтожения, и как Бог чудесным образом отвел ее, используя отважную иудеянку Есфирь (Эстэр) и ее дядю Мардохея (Мордыхая). По Божьему замыслу, Пурим предназначался быть праздником победы над сатаной, который руками царского вельможи Амана задумал уничтожить избранный Божий народ.

Но вот тогда позвольте… почему в нашем 21-м веке в преддверии  праздника детские магазины запружены масками ведьм, привидений, скелетов и прочей нечести? Почему нормально воспринимается наряд дьявола на костюмированных вечеринках, якобы в честь Пурима? Такое ощущение, что на самом деле в честь хэллоуина. Наверное, для стран, празднующих хэллоуин, их и произвели, а потом плавно сплавили в Израиль, где тоже есть костюмированный праздник. А Израиль проглотил, не задумываясь.


Ощущение, что сегодняшний Пурим – это не победа над сатаной, а насмешка оного над народом Божьим. Который перестал отличать черное от белого, забыл, что написано в Танахе и пошел вслед за язычниками служить идолам и делать то, что Бог называет мерзостью. Страшно только, что Бог обещал в 28-й главе Второзакония, что не оставит такое поведение евреев без наказания.

Современный Пурим мне напомнил, как в советские годы в России праздновали Пасху. Я долго была убеждена, что праздник Пасха предназначен для того, чтобы все ходили на кладбище, вспоминали умерших родственников, ели куличи и крашеные яйца, устраивали застолья и пили водку. Почему вспомнила? Точно такое же незнание и нежелание знать источник и первоначальное значение праздника. Делай, как принято, выполняй традиции, и этого достаточно.

А про переодевания на Пурим я ничего в Танахе не нашла. Там только дается указание евреям «О том, чтобы они установили каждогодно празднование у себя четырнадцатого дня месяца Адара и пятнадцатого дня его, как таких дней, в которые Иудеи сделались покойны от врагов своих, и как такого месяца, в который превратилась у них печаль в радость, и сетование – в день праздничный, - чтобы сделали их днями пиршества и веселья, посылая подарки друг другу и подаяния бедным» (Есфирь 9:21-22).

Наверное, ничего страшного в том, чтобы надеть костюм нет. Раз человеческие традиции в нашей жизни имеют место. Главное – смотри, что ты на себя надеваешь и не забывай, в честь чего все это.



понедельник, 6 марта 2017 г.

Эмиграция – это сначала очень больно, но потом проходит

Это как с тебя сначала сняли шкурку, потом облекли в совершенно новую, чужую и неудобную оболочку и отпустили: живи.

Написать на эту тему меня сподвигла статья недавней репатриантки, бывшей российской журналистки. Читала и невольно вспоминала себя на этом отрезке пути.

В Израиле я чуть дольше автора, почти пять лет. Иногда тоже хочется оглянуться назад и обдумать это пятилетнее приключение.

Живя в России и будучи среднестатистическим жителем провинциального города, я никогда и в мыслях не имела уехать в такую даль. Ну в Москву, ну в Питер… куда-нибудь на Алтай… но за границу никак не планировала. А потом все было, как во сне: нахлынувшие чувства, восхищение солнечной страной, головокружение от новой жизни… И вот очнулась уже здесь с временным паспортом и статусом заграничной жены. Так что в моем случае переезд не был особо обдуманным шагом, меня сюда как засосало.

Эйфория сошла на нет где-то через год, и тогда началось узнавание местности. Это обескураживающее чувство, что ты в свои «за тридцать» беспомощен, как ребенок. Не физически, конечно, социально. Когда едешь в автобусе и боишься. Реально боишься, что сейчас к тебе обратятся, а ты, как инопланетянин, не сможешь ни понять, ни ответить.

А чего стоит это гложущее чувство невостребованности, ненужности и социального вакуума. Совершенно тошнотное ощущение. Тут обращаешь мокрые глаза в сторону Родины, где остались все твои социальные связи,  и где ты был своим среди своих.  Многие русские репатрианты в такой ситуации ищут (или даже пытаются воспроизвести – как кому позволяет интеллект, дерзость мысли и обстоятельства) привычную культурную среду. Для кого-то это русскоязычная домашняя группа в церкви, для другого - рабочий коллектив на заводе, где 80-100 процентов русских, третий создает «новые медийные пространства» под себя...  И это, правда, выход, и это спасает. Для меня это был тупик, по нескольким причинам. Одна из них – можно, так и не выучив иврит, застрять на этом ограниченном культурном островке навсегда (хотя, возможно, Израиль из таких культурно-ментальных островков, созданных выходцами из разных стран, и состоит).

В определенный момент я решила для себя, что нужно идти к НИМ. Даже несмотря на то, что среди НИХ, пока ты по-детски строишь фразы и вытаскиваешь из памяти новое слово, будешь чувствовать себя «суг шени» (вторым сортом).

Маленькое отступление. Приехав в родной город через год израильской жизни, я обнаружила, что не помню название ни одной улицы в своем районе. И это после 30 лет, прожитых в этом городе! Вероятно, мозг, шокированный необходимостью вместить еще один язык, попросту стер информацию, которую посчитал больше не пригодной к использованию, освобождая место для новой лексики, которую я усиленно в него загружала.

В эмиграции начинаешь о многом жалеть. Главное мое сожаление было о том, как бездарно я тратила время, сидя под теплым крылом отечества: за все годы так и не удосужилась выучить хотя бы английский. Английский и иврит одновременно человеку обычных способностей к языкам учить нереально. Пришлось второй язык на время отставить.

А тошнотное чувство неприкаянности пропало только вот год как. Это совпало с открытием, что мой мозг более менее абсорбировал чужой язык. То есть,  я, во-первых, способна понимать. А понимать начинаешь не только из-за большого количества заученной лексики и грамматики, потому что никто в жизни не говорит так, как в учебниках или на учебных дисках. Заметила, что каждый израильтянин «жует» слова по-своему. В понимании большая часть угадывания, а значит, есть некая накопленная масса языка. Во-вторых, могу объясниться, и при этом меня понимают.

С овладением языком пришла работа, общение, социальные связи, ощущение «нужности», а значит, и полноты жизни.

Помню еще, что вначале была полная дезориентация – чем мне здесь заниматься, как себя применить? И масса беспокойства и расстройства по этому поводу. Я обдумывала множество направлений, иногда совершенно противоположных. Как бы я была благодарна тому, кто мог бы меня сориентировать, как найти свой путь здесь, в Израиле. Хотелось посоветоваться со сторожилом, который хорошо понимает израильскую жизнь, разбирается в ситуации в сфере занятости здесь, понимает людей, и при этом относится к тебе без предвзятости, ревности или человеческого узкомыслия.

Видимо, этим требованиям соответствует только Господь Бог. Да и по всем канонам жизни верующего, я должна была в первую очередь обратиться к Богу. Взять пост, молиться, спрашивать у Него направления. Я так и делала. Но так ничего определенного от Него не услышала. Кроме того, что Он всегда воодушевлял не отчаиваться и идти вперед. И еще Господь дал стих из Библии: «Всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков».

Мне этого показалось мало. Мой «пытливый ум» (как недавно его некто охарактеризовал), толкал меня что-то предпринимать. И я записалась на прием к психологу, который помогает сориентировать новых репатриантов. Психолог провел тесты, как полагается, и рассказал мне обо мне то, что я итак знала. Добавив, впрочем, нечто новое – что, дескать, есть у меня некая мужская агрессивность, толкающая все время завоевывать, образно говоря, новые территории. Только вот я подозреваю, не спровоцировала ли данный вывод моя прическа – чрезмерно короткая стрижка. На самом деле это была уже достаточно обросшая лысая голова.

Стрижка на лысо, по большому счету, была способом преодолеть стресс. Давление достигло такой концентрации, что требовалась какая-либо выходка, чтобы открыть клапан и выпустить часть пара. Иначе, бы я попросту сбежала. Я всем говорила, что обрилась в порядке эксперимента, что ожидаю улучшения структуры волос. Иначе бы мои россияне решили, что у меня все слишком плохо. А мне не нужны были ни сочувствие, ни тайная радость завидующих. Сей факт означал только то, что я борюсь. Доступными мне способами. И, кстати, сработало. Да и волосы стали чуть лучше.

Так вот, что бы я, сегодняшняя, посоветовала тогда самой себе, только что «понаехавшей»:

«Прежде всего, успокойся. И уповай на Бога: «Предай Господу путь твой и уповай на Него, и Он совершит, и выведет, как свет, правду твою и справедливость твою, как полдень» (Псалом 36). Бог за тебя, если Он привел тебя сюда. Он заинтересован в том, чтобы ты нашла здесь свое место – то есть то, которое Он приготовил тебе, и выполнила здесь то, зачем Он тебя сюда привел.

Теперь, что от тебя зависит.

Ни в коем случае не идти на курсы на русском языке. Есть такие фирмы в Израиле, они рассчитаны на новых репатриантов, обещают быстрое обретение приличной профессии, трудоустройство и с этим нормализацию материального уровня и обретение социального статуса, близкого к стране исхода. Что больше всего и волнует русских, получивших одно, два высших образования там, и без языка оказавшихся здесь в положении восемнадцатилетних выпускников школы – все надо начинать сначала. Так вот, эти господа врут. С начальным послеульпановским ивритом на работу турагентом тебя не примут. И те «учителя» не особо разбегутся, чтобы тебе помочь, ведь деньги уже ими получены, а с незнанием языка, что они могут поделать. Разве что предупредить заранее, но это не в их правилах.

Не работай в интернете с российскими сайтами. То есть можешь, в качестве подработки, но не зацикливайся на этом.

Первые два года – идти работать в реальную организацию, фирму, магазин и всеми способами изучай язык. Работать – для того, чтобы понять эту жизнь, людей и обстановку. В идеале – иди работать туда, где говорят на иврите. Тебе не будет так комфортно, как в русскоговорящей среде. В своем зрелом возрасте с универом за плечами порой будешь чувствовать себя недоумком рядом с местными, вчера окончившими школу. И еще, если ты привык «работать головой», то узнаешь, как болят ноги после 8-ми часов механического стояния или хождения с одним пятнадцатиминутным перерывом. Но ты терпи. Сколько можешь.

Приходишь домой – найди время чтобы прочитать хотя бы абзац на этом вывернутом на изнанку языке. Естественно, выписав и заучив все незнакомые слова.

Может и не два года пройдет – сколько нужно, пока не поймешь, что способен учиться на иврите. Тогда иди на курсы, к тому времени ты уже определишься, что тебе подходит и интересно. Но ты будь реалистом и обращай внимание еще на то – кем реально потом сможешь трудоустроиться. Какова конкуренция в этой профессии, ты же понимаешь, что есть более молодые и лучше подкованные в языках. Да, и место проживания тоже играет роль.

Ну а затем, даст Бог, ты достигнешь того, к чему стремишься, и душа твоя успокоится".

Конечно, сколько людей, столько и ситуаций, и, соответственно, мнений. Кто-то скажет: в первые два года работать идешь не затем, чтобы жизнь изучать, а чтобы было, на что купить еду и заплатить за съем жилья. И тебе не до жиру, чтобы разбираться на русском там говорят или на иврите. Кто-то приезжает с английским и уже после ульпана способен пойти на курсы асават академаи – переквалификации для имеющих высшее образование…

Согласна. Я же написала, что советую самой себе, ну, и тем, кто в похожем положении. Хотя основной принцип действует для всех – хочешь, как здесь говорят «продвигаться» - учи язык. В этом, наверное, главный ключ к полноценной жизни в стране эмиграции.


понедельник, 2 января 2017 г.

Ноябрь, журавли прилетели

В середине ноября, когда на значительной части северного полушария планеты погода портится, а в России уже выпадает снег, в Израиле может стоять самое настоящее «бабье лето». Еще тепло и солнечно, но уже не жарко. В эти дни так и тянет «захватить последнее солнышко» и немного попутешествовать.


осенние листья

Один из лучших маршрутов на севере, который в эти дни выбирают многие израильтяне – долина Хула. 
Или озеро Хула или заповедник, как кому нравится. Это недалеко от города Кирьят-шмона.

У долины Хула давняя история. Началом ее образования считают извержение вулкана тысячелетия назад. Застывшая лава стала природным барьером для ручьев, текущих с Ливанских гор и Голан, из-за чего вода собралась в месте понижения почвы. Так  образовалось озеро Хула и окружающие его болота, что заняли обширную территорию в 15 кв.км. В середине прошлого века правительство Израиля приняло решения осушить болота, чтобы расширить земледельческую территорию и избавиться от малярийных комаров. Со временем это решение признали ошибочным, так как появилась другая проблема – ежегодные пожары торфяников и истощение почв. Оставшееся от озера взяли под охрану и начали работы по восстановлению природного парка. Сейчас у эмек-а-Хула статус национального заповедника.

журавли в долине Хула
С точки же зрения перелетных птиц, кочующих с Севера на Юг планеты, место это межнациональное. Пернатые избрали его своим перевалочным пунктом на время сезонных миграций из Северной Европы и России в Африку. Некоторые виды остаются в Хуле и зимовать. Здесь можно встретить пеликанов, фламинго, орлов разных видов, аистов,  цаплей, журавлей и еще почти две сотни видов птиц. Самым птичьим сезоном считается время с ноября по январь. Из крупных животных здесь обитают буйволы, в воде живут водяные крысы, ондатры, утки, сомы и черепашки.

водяная крыса на озере Хула



Ну что ж - ноябрь на дворе. Поехали смотреть на журавлей?!


У заповедника есть две части, и, соответственно, два входа. ПЕРВАЯ – если ехать с юга на север по 90 шоссе – так и называется «заповедник Хула» (שמורת טבע החולה на иврите(. Здесь мы заплатим 35 шекелей за взрослого и 21 – за ребенка и отправимся гулять пешком. 

тропинка внутри заповедника Хула

Сначала тропинка поведет нас вдоль берега озера, и мы сможем понаблюдать за водоплавающими зверушками и уточками, а также и буйволами, пасущимися в отдалении. А потому бинокль не помешает. Можно также подняться на смотровую площадку для обзора окрестностей.

древний папирус на озере Хула



Затем мы вступим в густые заросли древнего папируса и по деревянному настилу будем продвигаться над озером. В его зеленом омуте скрывается множество черепашек и сомов; если захватить для них что-то поесть, они тут же всплывут на поверхность и начнут борьбу за ваши кусочки, а вы будете в шоке от их количества.

плывущий пеликан
Таким образом мы доберемся до смотровой площадки сможем полюбоваться на плавающих – опять же вдалеке - пеликанов. Так что только с помощью бинокля. Строго говоря, в ноябре большого количества пеликанов мы не видели, а вот в нашу октябрьскую прогулку их было гораздо больше.



 
На выходе (а можно было и на входе) мы составим группу с другими посетителями парка и войдем в Центр для посетителей «Офория». Здесь нам расскажут на иврите историю озера Хула и покажут экспозицию с чучелами всех представителей здешней фауны. А затем мы увидим познавательный фильм, рассказывающий о трудностях и опасностях птичьих сезонных кочевок. Во время просмотра 3D эффекты заставят нас ощутить себя в шкуре крылатых героев фильма и пару раз подскочить на стуле. Дети будут в восторге. Фильм тоже на иврите. Посещение «Офории» включено в стоимость билетов.

ЕСЛИ  ЖЕ, продвигаясь по 90-му шоссе, первый правый поворот с обозначением озера Хула, мы пропустим, то немного погодя встретим еще один поворот направо с надписью «Агамон а Хула» – אגמון החולה. Мы повернем здесь, но не надейтесь, что снова попадем в те же заросли папируса с другой стороны. Мы окажемся совсем в другом месте.

Эту часть парка, представляющую собой несколько километров асфальтированного пути вокруг озера, гораздо удобнее осваивать на прогулочном транспорте, разновидности которого вы увидите на входе.

прогулочный транспорт
велосипеды и многоместные машины

Вот прейскурант цен на все средства передвижения.

прейскурант цен


Самые используемые: обычный велосипед (спортивный или дамский) и 4-местная машина. Они наиболее экономные и удобные для самостоятельного путешествия. Для групп еще заказывают крытый фургон, прицепленный к трактору. Вы сидите в фургоне, прикрытые пологом, как можно тише, слушаете гида и глазеете по сторонам, а трактор вас везет на пашню, в эпицентр журавлиного копошения. Если крылатые заподозрят ваше присутствие, они поднимут крик и улетят, а тракторов они не боятся. По этой причине фургон – единственный вид транспорта, на котором к птицам можно подъехать очень близко и сделать впечатляющие фотографии.

журавлиные поля

Эти поля специальные, журавлиные. Здесь их подкармливают семенами кукурузы в течение зимы. Такое решение было подсказано жизнью, ну и состраданием ко всему живому. Дело в том, что каждую осень-весну перевалочный пункт Хула пропускает около 100 000 кочующих журавлей, а часть из них остаются здесь зимовать. Большое количество крылатых гостей не могло не наносить урон сельскому хозяйству в этом районе. Заинтересованные организации посовещались и решили вопрос полюбовно.  Журавлям выделили 70 гектаров земли для зимовки, где их и прикармливают. Так что птицы теперь мирно пасутся на отведенном участке и на соседние поля не посягают.


video


Судя по брошюре, которую вам выдадут на входе, в долине Хула водится большое разнообразие пернатых и некоторые виды животных. Не факт только, что они все выйдут с вами поздороваться. Нам, например, удалось там увидеть несколько разновидностей орлов и цаплей, водяную крысу, пару пеликанов-одиночек, взлетающего шальдага – чудо творения с ярко синими крыльями, птичек, похожих на клерков, и особо породистых лошадок. Во всех случаях нас выручал бинокль, который просто необходимо взять напрокат на входе – животные все же предпочитают держаться от людей на расстоянии.

утки

Что еще замечательного в агамон Хула в ноябре – здесь достаточно лиственных деревьев, которые, частично ли полностью ли, желтеют и сбрасывают листья. Так что это то место, которое можно посоветовать скучающим по золотой осени. 

золотистые деревья

Ну и в целом это отличный маршрут для велосипедной прогулки. Если ехать без остановок, всю длину пути можно преодолеть минут за 40. Нам же со всеми нашими привалами и фотографированиями понадобилось больше трех часов.

цветущие деревья

Хорошо, допустим вы нагулялись и накатались. Все во власти очарования этого золотого осеннего денька и при этом порядком проголодались. Можно вам посоветовать продолжить путешествие по следам золотой осени и заодно подкрепиться. Тогда возьмите направление на север и запаситесь терпением еще на полчаса. Проехав Кирьят-Шмону, держитесь левее и поверните налево на указателе «דג על הדן» (Даг аль а Дан).

Узкая, но асфальтированная дорога поведет вас через кибуцные посадки. Достигнув развилки, поверните налево, и вы окажетесь в лиственной аллее. Возможно она поднимет в вашей душе пласт воспоминаний, и вы сможете там задумчиво побродить, вороша ногами бронзовую листву, и редкий желтый лист будет время от времени опускаться вам на голову. Или другие части тела.

лиственная аллея
Но скорее всего голод заставит вас продвигаться дальше, и в конце аллеи вы увидите зазывную вывеску ресторана «Даг аль а Дан». Здесь подают форель, салмона и другие виды рыбы. 

форель в ресторане Даг аль а Дан

Место необычно тем, что столики находятся под теми самыми желтеющими платанами, с которых осыпается листва (и иногда прямо на ваш столик, но это только усиливает впечатление). И ваша трапеза пройдет под шум ручья, который, бормоча, перекатывается по своим порожкам прямо по территории ресторанчика. 

ручей в ресторане Даг аль а Данобед под платанами

Обитает в этом ресторанчике не только ручей, но и разная домашняя живность. Между столиками не без меркантильного интереса будут прогуливаться разноцветные петухи, толстые утки, павлины и… упитанные котики. Заметя в вас искру сострадания, еду они начнут клянчить только из спортивного интереса.

павлины 
местный котик


У рыбного ресторанчика имеется собственная родословная, но она так связана с историей и сегодняшним хозяйством кибуца Дан, что лучше рассказать обо всем этом в отдельной статье.

Нам же пора возвращаться домой. Тем более, что солнце почти село, небо затянуто тучами, и вот-вот пойдет дождь.  

дорога домой




суббота, 5 ноября 2016 г.

Осеннее путешествие по Иудее. Часть 2 - Альмог, объекты Мёртвого моря, Арад

На территории кибуца Альмог находится самый близкий к Иерусалиму и самый северный на Мёртвом море кфар нофеш (зона отдыха, по-русски). Через 20-30 минут езды по шоссе, бегущему между причудливыми холмами белесой иудейской пустыни, желательно не пропустить поворот направо.


Еще чуть-чуть и ты въезжаешь на пропускной пункт, где тебя встречает военный с боевым оружием (что непривычно после более мирного вида охраны в северных районах). Кибуц со всех сторон обнесен колючей проволокой, иногда в два ряда. Все это напоминает о близости палестинских территорий (до Рамаллы отсюда тоже рукой подать) и о том, что ты приехал отдыхать в одну из самых горячих точек мира (не только в плане погоды).
Впрочем, попадая внутрь, сразу же об этом забываешь: зеленые лужайки, уютные домики, отличный бассейн, предупредительный персонал  -располагают к отпускному настроению. Так и напрашивается избитое сравнение с оазисом, затерянным в пустыне…





В Альмоге («коралловый риф» в переводе)  проживает больше 200 человек. Этот кибуц «муфрад» - приватизация в нем началась с 2000 года. Жители работают в Иерусалиме или в местном хозяйстве. Кибуц содержит коров и кур, выращивает финики, помидоры и другие культуры. Дети учатся в двух соседних кибуцах: младшие классы в Калии, до которой 10 минут езды, старшие – в Эйн-Геди, 40 минут дороги.
Важный вид бизнеса для Альмога – содержание гостевых домов. В кфар нофеш более чем 300 номеров. Это довольно обширная зона, занимающая левую часть кибуца сразу после въезда. В наше посещение все эти домики в окружении зеленых лужаек пустовали. Но, по словам администратора, они пользуются спросом и заполняются в конце недели.


Мы сняли маленький домик площадью примерно 30 кв.м., рассчитанный на 2-4 человек. В комнате есть двуспальная кровать (можно выбрать две отдельные кровати) и два раскладных кресла-кровати. Из важного оборудования имеется холодильник, чайник и телевизор. Совмещенные ванная и туалет, балкончик, выходящий на лужайку. Wi-Fi  в зоне ресепшн (прямо там можно расположиться за столиком с собственным компьютером). Такой домик на выходные вполне подойдет для папы, мамы и двух детей. В сутки за него берут где-то 340 шекелей. 







К сожалению, не было опции заказать также и питание, хотя бы завтраки. По словам администратора, временами такая возможность бывает. Видимо, зависит от наличия персонала, как мы поняли. На въезде в кибуц есть кафе и ресторанчики, а вот с магазинами плохо – ни в самом поселении, ни рядом нормального продуктового маколета  мы не обнаружили. Поэтому ездили в Мишор Адумим (не доезжая до Иерусалима) в Рами Леви. По времени – минут 15 дороги. Есть также возможность сделать аля-эш в отведенном для этого месте.  Еще хочется предупредить: мухи в этой местности очень назойливые, а комары кусачие. Видимо, поэтому в шкафу оставлено средство от насекомых. Там также мы нашли дополнительные одеяла и подушки.

По поводу пляжей. Если выехать на главное шоссе и продвигаться по нему в направлении Эйлата, то через минут через 10 слева  увидишь трехъярусный указатель в сторону Мёртвого моря.



Здесь рядом расположились три пляжа: Бьянкини, Неве мидбар и хоф Калия. Бьянкини, как мы поняли, это целая зона отдыха, здесь можно снять циммер и остановиться на ночлег в кемпинге. Наш же путь лежал в Неве мидбар: для постояльцев Альмога входной билет на этот пляж стоит половину цены – 30 шекелей с человека. Обычная цена на пляжах Мёртвого моря – 60 шекелей.

Неве мидбар оборудован приличными душевыми, раздевалками и туалетами. На его территории имеется также бар с напитками и мороженным и красивый ресторанчик. А вот пляж мы оценили на троечку: неудобное расположение - крутой спуск, а на обратном пути подъем; и вид побережья нам показался несколько запущенным. 


В душах на берегу течет не пресная, а солоноватая вода (скорее всего она берется из источников поблизости). Зато под ногами здесь сколько хочешь тины – той самой лечебной грязи, которой туристы с восторгом  намазываются, чтобы выставить потом забавные селфи в интернете.   



Забегая вперед скажу, что на пляжах дальше по побережью грязь под ногами не валяется, в спа Эйн-Геди она стоит вдалеке от водохранилища в специальных бочках, а в Эйн-Бокек ее можно купить по 15 шекелей за пакет.
Плотно пообедать в Неве мидбар можно за 150 шекелей на двоих.



Ну что, поели? Пора двигаться дальше: вдоль западного побережья на юг.




Минут через пять покажется кибуц Калия и заповедник Кумран, указатель будет справа.
Еще спустя 25 минут начнутся владения Эйн-Геди. Первый объект, который вы увидите справа от дороги, это ахсания (недорогая гостиница) Эйн-Геди. 


По стоимости она шекелей на 150-200 дороже размещения в Альмоге, зато в цену включены завтраки. 
Если вы ищите уединения и тишины – то вам в Альмог (правда, не ручаюсь за время, когда все гостевые домики заняты), если хотите более активного отдыха и близости к аттракциям – то лучше остановиться здесь. Честно сказать, мы соблазнились зелеными лужайками Альмога. Едем дальше.

Вскоре появится второй объект – заповедник Эйн-Геди. Здесь стоит погулять. Это прозрачный ручей с прохладными запрудами, куда так приятно погрузится в жару, водопадами и зелеными зарослями в окружении гор. Говорят, что именно здесь в пещерах прятался Давид, преследуемый Саулом (1 Царств 24 гл.).





И вновь выезжаем на шоссе. Еще несколько минут – справа будет поворот на кибуц Эйн-Геди. Он замечателен тем, что находится в ботаническом саду (фотки здесь, если прокрутить ниже) с редкими породами растений, так же там есть маленький зоопарк. Вход для туристов платный.

В кибуце Эйн-Геди имеется своя гостиница – это более дорогой вариант размещения, больше тысячи шекелей за ночь.

Последним, четвертым объектом, под титулом Эйн-Геди будет Спа-комплекс. Указатель следует искать со стороны Мёртвого моря, то есть, слева (мы все еще движемся на юг, в сторону Эйлата). Перед входом вы подивитесь на садик с диковинными растениями, войдете через магазинчик с косметикой и сувенирами, попадете в раздевалку со шкафчиками, где можно запереть свои вещи (шкафчики платные, где-то 15 шекелей и еще надо оставить залог), дальше будут душевые и – выход на территорию спа. Насколько я помню, там есть горячий сероводородный бассейн, пресный бассейн, бочки с грязью и сероводородные души. До пляжа вас подвезет забавный поезд – пешком довольно далеко. И еще запомнилось, что побережье в этом месте покрыто очень колючими наростами соли. Может сейчас это изменилось, но сланцы, на всякий случай, захватите.


 





Пообедать можно в ресторане, обслуживающему посетителей по принципу «фуршетный стол». Вход в спа-комплекс Эйн-Геди плюс обед стоит в среднем 150 шекелей для взрослого, еще придется доплатить за шкафчик. В турагентствах также продаются экскурсии в это место. В пакет обычно входит стоимость шестичасового пребывания, плюс обед, плюс транспортировка туда-обратно. Цены варьируются в зависимости от турфирмы: от 120 до 210 шекелей.

Если вы хотите пляж бесплатно, то можно отправиться в Эйн-Бокек. Это еще 20 минут езды на юг. По дороге, минут через 10 после последнего объекта Эйн-Геди, вам встретится правый поворот на крепость Массада

Ну вот, мы возле гостиничного городка Эйн-Бокек. Пляжи здесь принадлежат какой-либо из гостиниц, и для посторонних вход туда за деньги. Кроме одного: напротив гостиницы «Оазис», чуть левее, есть проход на бесплатный общественный пляж.





Надо сказать, полгода назад он привел нас в восторг: чистенький, обновленный, пространный. Даже не верилось, что это для всех, даром. Предчувствие не обмануло. На этот раз мы обнаружили некий забор, наводящий на мысль, что бесплатное постепенно урезается в пользу платного. Хорошо, если в следующий раз от первого что-то останется.
Если вы голодны – на территории Эйн-Бокека есть небольшие кафе для перекуса, в магазинчиках рядом можно запастись косметикой и сувенирами.

Ну что ж, в море искупались, перекусили, сувениры закупили. Пора поворачивать домой, на север? Но как не заехать в таинственный Арад, о котором столько слышано и ни разу не видено!

Об Араде я знала следующее. Город находится в сорока минутах от Эйн-Бокека. В нем проживает каждый второй русскоязычный работник этого гостинично-пляжно-магазинного городка. Арад –  еще один вариант недорогого размещения на Мёртвом море: там можно снять апартаменты чуть больше 300 шекелей ночь и ездить купаться в Эйн-Бокек на маршрутном автобусе. Христианская еврейская община в этом городе в течение лет терпит притеснения от религиозных евреев. В городе есть «музей стекла» и «деревня художников».  Наконец, что дорога на Арад очень красива.
Итак, мы выезжаем из Эйн-Бокека и снова берем на юг. Прямо после выезда справа будет неброская табличка и несколько машин возле нее, ниже виднеются кусты, из которых выходит нечто похожее на пересохшее русло. Так малообещающе с дороги выглядит ручей Эйн-Бокек. На самом деле место настолько же замечательное, как заповедник Эйн-Геди. Советую погулять.

Вскоре достигаем развилки. Дорога на Эйлат уходит влево, мы же продолжаем прямо. Постепенно начинается подъем. Горы иудейской пустыни впечатляют: они все время меняют форму, высоту, цвет, оттенок – меловые, бурые, даже розовые… Похоже на разноцветные породы Тимны, что в южном Негеве, возле Эйлата.







Так, глазея по сторонам, достигаем, наконец дорожного указателя:


Знакомых у нас в городе нет, потому, вычитав в интернете, что в Араде имеется музей Стекла, мы решили посетить его, а затем покататься по улицам города.
«Музей» оказался не тем, чем мы его себе представили. Навигатор привел нас в промзону, и мы бы решили, что заехали в гаражи, если бы не вывески с претензией на креативность и не надпись, уверяющая, что перед нами «деревня художников». На большинстве будок висели замки: время было обеденное. «Мы, как испанцы, уходим на сиесту – говорят здешние творческие люди. - Но уже не возвращаемся».
Пара-тройка дверей все же была открыта.



На одной мы прочитали, что это студия Хэли, которая специализируется на стекляной мозаике и бусинах. Видимо, эта мастерская и была на туристическом сайте громко названа «музеем стекла».


Обстановка в мастерской выглядела несколько хаотично. Здесь словно не хватало опытного менеджера, который бы выкинул хлам, отправил материалы в рабочую зону и подал в выгодном свете работы мастера, среди которых, несомненно, имелись интересные и стоящие. С первого же взгляда туристу тут нелегко было разобраться и хотелось быстренько ретироваться.

Ситуацию спасла сама Хели, предложив продемонстрировать процесс выплавления эксклюзивных бусин.



Как мы поняли, у Хэли можно заказать подобную мозаику, индивидуальное украшение, в том числе из дорогих металлов, или взять урок работы со стеклом для себя или своего ребенка.





Арад же нам чем-то напомнил российские города. Наверное, своими широкими прямыми проспектами и многоэтажками в окружении лиственных деревьев. Также там обнаружился ресторан с интересным названием: 



Я бы совсем чувствовала себя на Родине, если бы нам то и дело не попадались черные фигуры харедим. Возможно, опять же это было связано со временем суток, а, может, мы заехали в религиозный район, но люди в светском на улицах упрямо отсутствовали. 











Возвращаться решили по скоростной 6-й трассе, а значит, взяли сначала направление на Беэр-Шеву, а затем свернули на Тель-Авив. Это было ошибкой. Мы не учли, что во второй половине дня люди едут с работы, и попали в двухчасовую пробку. Это к сведению.
На выезде из Арада нас моментально окружила унылая пустыня северного Негева. Здесь меня очень интриговали бедуинские поселки, тянущиеся на всем протяжении пути до Беэр-шевы. Точно таким же, но в меньшем количестве, я удивлялась на въезде в Иерусалим. Временами эти деревни выглядят как собрание нищих хибар, сложенных из какого-то хлама – в России в таких могут обитать разве что бомжи. Временами постройки становятся похожими на примитивные дома. Что интересно, возле тех и других стоят современные машины. 




Частично мое любопытство удовлетворила эта статья, позже найденная в интернете, как раз о местах, что мы проезжали.

На сей оборванной ноте я, пожалуй, я свое повествование и закончу. Поскольку все важное уже выложила, изрядно утомив и вас, и себя.